на главнуюновостио сайте
ФорумМонологи

Лед тронулся!

2011-08-17 18:08 №1 Капеллиместари
Да, несомненно, давно было пора начать отписываться на этом замечательном портале, да все как-то не доходили руки.
Для начала - предыстория. Сам, лично, заметил что стал хуже видеть еще в восемь лет, во втором классе. Мама все восемь лет стращала меня ужастиками про мальчиков и девочек в очках, которые смотрели телевизор до вечера и читали под одеялом с фонариками, и, хотя под первый вариант я не подходил, но вот со вторым - да, бывало. Тем более, что книгами я буквально упивался и учитывался до изнеможения: каждую неделю бегал в библиотеку и брал по две книги, бывало, что за день, без перерывов, читал от корки до корки приключения какого-нибудь Васи Куролесова в двести страниц. Потому свою страшную тайну я тщательно скрывал до шестого класса. Именно тогда нас всем классом впервые повели на медосмотр в поликлинику (ай да бравая у нас система здравоохранения). Там окулисты огласили: "минус три с половиной".
Дальнейшую жизнь я опущу, лишь упомянув, что ужасно стесняясь пары весьма элегантных, со стеклами-хамелеонами, очков, решимости надеть их и носить уже постоянно я набрался лишь к четырнадцати годам, когда стекла потяжелели до минус пяти.
ответить
2011-08-17 18:43 №2 Капеллиместари
Сейчас мне девятнадцать лет (исполнилось в июле этого года).
Работать над собой начал в середине июня. До того момента статус был таков: Очки ношу постоянно, линзы в них минус пять диоптрий, но видно в них уже плохо - пора покупать пятую пару. А вот и фиг!
Занимался по методикам, коих было три: Жданов Владимир (он же Шичко-Бейтс), Норбеков Мирзакарим и Воля (Головня) Вадим. Начиная с семнадцатого июня. В начале июля рефрактометр в магазине оптики показал минус пять целых двадцать пять сотых. Оно и понятно - раз в очках не видно. Заказал на минус три, правда, пока еще не получил, не спрашивайте почему. Занятия продолжаю по сегодняшний день. Июнь-начало июля бомбил себе глаза я довольно хорошо и активно, но потом (бе-бе-бе) приехала девушка, а видимся мы с ней суммарно два месяца в год, ибо живем друг от друга за двести километров плюс нейтральную полосу, и я посвятил большинство времени ей. Но я не говорю, что прекратил занятия вовсе, нет-нет!
Подводя итог на сегодняшний день, а именно сегодня у меня дичайше разболелась голова от старых очков, одетых по учебной необходимости, могу сказать, что эта пара очков, купленная четыре года назад, мне уже никогда не пригодится. Могу смело выкидывать их в реку ко всем чертям.
ответить
2011-08-18 18:32 №3 Капеллиместари
Идем дальше!
Сегодня распечатал таблицу Сивцева на лист формата А4. С двух метров в проблеске по Воле читал третью снизу строчку (D=5.0), а разок даже словил возможность видеть вторую снизу!
И да, оптики из салона подтверждают, что из-за линз с силой большей, чем необходимо, голова может колоться на куски несколько часов. Скажу сразу, что ранее, при смене очков или долгом неношении, голова была в порядке.
Занимаюсь так: весь день моргаю по Воле и, как ловлю себя на мысли, вращаю глазами по Норбекову и Жданову. Пальминг делаю раза два в день и недолго - минуты по две. С морганием, конечно, все непостоянно. Во-первых, внимание. Бывает, вообще забываю напрочь и на пару часов. Проблески тоже, то ясные, то нет (что чаще). Конечно, с двоением. Но работает это дело так: Моргнул с силой (но не до гула в ушах) - сразу замечается легкое повышение резкости. Далее одно из трех: или я рефлекторно перемаргиваю в попытке словить что-нибудь покачественнее, или картинка держится секунд пять и садится, или начинает стабилизироваться в те же пять секунд. Притом возникает двоение, которое, бывает, пропадает вместе с размытостью. Держится сие благое прозрение секунд семнадцать; где-то уже на одиннадцатой секунде возникает усиливающаяся резь в глазах, как будто оные засушиваются в изюм. Резь сдерживается усилием, но в конце концов позиция сдается предательским рефлекторным смаргиванием.
И еще обидный факт: все время забываю держаться от монитора на нормальном состоянии, все лезу носом.
ответить
2011-08-21 12:25 №4 Капеллиместари
Пошли дальше! Сегодня, двадцать первого августа одиннадцатого года. чувствую подъем настроения и предчувствую шикарный тренировочный день! Уже сделал соляризацию, одновременно, на солнышке, с закрытыми глазами делал глазодвигательную гимнастику и сидел в пальминге. Нет, я гарантирую, что на данный момент вижу окружающий мир лучше, чем видел раньше! И хотя базовое зрение еще не двинулось как следует, но результатов в проблесках я достиг приличных, зуб даю. Не совершенных, но приличных. А это точно повод для радости и самовосхваления и, несомненно, стимул для дальнейших занятий и свершений.
Эталонным, самым удачным тренировочным днем я считаю тот, что был в июне, когда к вечеру у меня прилично разболелись мышцы глаз и гудел затылок. Помнится, заснуть получилось не сразу. К сожалению, больше я таких ощущений не испытывал, ибо нагружался, в лучшем случае, средненько. Но не было еще дня без нагрузок! И за это я так же в праве гордиться собой. Задачей на сегодняшний день ставлю достижение мышечной и головной боли, то есть, загружаю себя как следует. Тем более, что периодичность в два месяца, думаю, не навредит.
ответить
2011-08-22 13:17 №5 Капеллиместари
Из-за перебоев в работе инета отписываюсь за вчера только сегодня.
Боль за глазами была, но при движении. Головной боли не было вообще. Может, сказалось то, что раза четыре за день настроение портили окружающие. Ну и большой прогулочный день дает много причин для отвлечения.
Обязательно попробую снова и, обещаю, загружу себя как следует!
ответить
2011-08-24 19:22 №6 Капеллиместари
Инет все барахлит. Вчера получил очки. На минус три диоптрии. Видно, конечно, в них не ахти, но есть довольно интересные наблюдения: без очков проблески бывают такого качества, что видно лучше, чем в в этих очках. И еще момент: если словить качественный проблеск в очках, то качество видимости очень похоже на то, которое я наблюдал в своих старых очках на минус пять до начала занятий, то есть, по весне этого года.
Сегодня сделал хоть и небольшую, но глубокую глазодвигательную гимнастику по Норбекову. Вообще, говоря о методиках, у всех есть общие ключевые моменты. Я пока назову только троих авторов методик, но, несомненно, вы найдете схожие детали и во множестве других.
Для примеру, пальминг. У Бейтса-Шичко-Жданова эта процедура физического и душевного расслабления носит именно такое название. У Норбекова это называется "начихатто-наплеватто", что, в свою очередь, так же играет в одной тональности со Ждановым в плане душевного спокойствия и расслабления. У Вадима Воли пальминг описывается наподобие того: "и тут мне стало так неловко, и как будто бы даже стыдно, потому мои руки сами закрыли лицо и глаза". Настроение, описываемое автором на тот момент, тоже характеризуется как успокоившееся. Да и во множестве других методик пальминг имеет далеко не последнюю важность: где-то его главное свойство обуславливается энергетическим воздействием, а где-то, в более научном взгляде, - прогреванием естественным теплом рук.
Или еще одна общая черта - моргание. Жданов то и дело повторяет: моргайте чаще, авось, мол, словите. Воля - ну это ладно, там вся книга на этом и держится. И у Норбекова тоже есть интересный момент: он всюду требует улыбки, хотя бы до ушей, которая вам дарует здоровье и проблески (у него они упоминаются часто). А вы заметили, что щеки при такой широкой улыбке поднимаются вверх, к глазам, и давят на нижние веки? С таким положением век моргание становится нестандартным, согласитесь. Правда, Норбеков давит на то, что проблески обусловлены эмоциональным состоянием, и появляться они должны - вот уж чудо какое - через несколько минут и сами по себе. Сколько ни пытался, под каким бы самовнушением не находился - ну у меня вот не выходило. Хотя я никак не берусь сказать, что хорошее настроение и позитивный настрой не имеют влияния.
Такая схожесть в различных методиках, составленных в разные времена и в разных концах мира, несомненно, прибавляет уверенности во время занятий, ведь если такое количество человек - ученых, профессоров, духовных людей, докторов, врачей, - обратило внимание на эти важные детали, то, чего уж тут сомневаться, эти детали имеют ценность.
ответить
2011-08-26 13:15 №7 словите "проблеск"???
Но только САМЫЙ КАЧЕСТВЕННЫЙ.

Попробуйте вместо пережевывания многажды жеванного и тут и там повсюду
(да все прекрастно в известных методиках - беда одна что МАЛОВАТО исцеленных,
а тех кто ПОНЯЛ СУТЬ ГЛАЗНЫХ ПРОЦЕССОВ = 0, вместе с небезызвестным Леонардой,
с его вареными вкрутую глазами - никто с тех пор не скажет КАК РАБОТАЕТ Зрение,
только как оно по приколу выглядит на тарелочке у препариста). Итак, приступим.

Вот Вам, уважаемый персонально, Модель Идеального Зрения: состыкуйте руки пальцами. Это ДЕЙСТВУЮЩАЯ Модель. Для облегчения Понимания разрешаю дорисовать
на обох запястьях по условной точке. Это типа единица Предмета Внимания Зрения.

Одна свеча яркости, один диот тупости.

Дерзайте дальше... ;)
ответить
2011-08-29 13:24 №8 maikl-jkl
Наведение на резкость
11 сентября 2006
Нина Алпатова, Юрий Сахаров

В учебниках по офтальмологии говорится, что аккомодация глаза (способность видеть предметы, находящиеся на разном расстоянии) осуществляется за счет изменения формы (кривизны) хрусталика под воздействием мышцы и связок, на которых висит хрусталик. Больше века эти факты считались непреложной истиной. Причем, по мнению основоположников физиологии зрения (кстати, до сих пор не подтвержденному экспериментально), мышца и связки работают в противофазе: напряжение мышцы приводит к расслаблению связок, и наоборот.
В этом году главный врач Самарской клинической офтальмологической больницы Андрей Золотарев выступил перед коллегами в Сан-Франциско с доказательствами того, что глаз работает как аккомодационно-гидродинамическая система: хрусталик, находящийся между двумя камерами с внутриглазной жидкостью, изменяет свою форму за счет перераспределения давления и объема между этими камерами (схема 1). При этом мышца, которая действительно управляет этим процессом, не имеет прямого отношения к связкам, а сами они крепятся внутри стекловидного тела за хрусталиком — совсем не так, как считалось раньше (схема 2). Три наиболее важных по содержанию и научной новизне результата профессора Золотарева (морфология увеосклерального оттока и прикрепления связок, а также их совместная работа в процессе аккомодации) пока не имеют статуса теории или научного открытия. Но это уже и не гипотеза, поскольку экспериментальная проверка исследований состоялась. После официальной регистрации результатов можно будет говорить об открытии, совершенном ученым из Самары.
Впрочем, исследования доктора Золотарева нельзя считать чисто академическими. В перспективе уже просматривается их прикладной характер: чем точнее известно реальное строение глаза, тем более эффективными становятся диагностика и методы лечения таких массовых болезней, как близорукость, дальнозоркость, глаукома и катаракта.
«Сейчас у меня такое ощущение, будто все, что я до сих пор делал в жизни, сработало на достижение этих результатов, — говорит Андрей Золотарев. — Я чуть было не пошел в авиационный институт. С детства увлекался оптикой и астрономией. Немалую роль сыграла практика непроникающих операций, да и все прочие профессиональные и личностные моменты имели значение».
Опровергая Гельмгольца
— Андрей Владимирович, в чем суть вашего последнего научного результата — говорят, что оно опровергает сложившиеся представления о строении глаза?
— Это принципиально новая трактовка работы органа зрения при аккомодации. Весной этого года я впервые доложил фрагменты своего труда на международных конференциях в Сан-Франциско и Санкт-Петербурге. В полном виде результаты будут представлены в нынешнем сентябре в Лондоне. То, что на хрусталик влияет некая, напрямую не связанная с ним мышца, было давно известно, но удовлетворительного объяснения этому факту до сих пор нет. Зато есть около полусотни теорий, которые основаны на классическом постулате «мышца подтягивает связки, и кривизна хрусталика меняется». Они удобны, если интерес к проблеме поверхностный, но перестают работать, когда пытаешься понять детали. А в целом ряде случаев (например для создания аккомодирующего искусственного хрусталика) это важно.
Нам удалось объяснить и связать с аккомодацией механизм движения глазной жидкости из переднего отдела глаза в задний. Он был известен довольно давно — еще с 1970−х годов, более того, активизирующие отток глазной жидкости препараты простагландинового ряда применяются более двадцати лет, а сейчас считаются самыми эффективными при лечении глаукомы. Но как эти препараты действуют, толком до сих пор неизвестно.
— Позвольте, но это же не бабушкины настойки с рекомендацией «авось поможет»?
— Таков чисто западный подход: раз метод работает, значит годится для коммерческого использования. У меня другое воспитание: я не могу с чистой совестью назначить лекарство, если не до конца понимаю механизм его действия. Теперь, когда эта проблема во многом решена, актуальной становится разработка принципиально новых операций, основанных на активации оттока внутриглазной жидкости и оптимизации ее перемещения. В сочетании с исследованиями по биомеханике хрусталика это позволяет вести разработку новой теории аккомодации и получать существенно новые результаты.
Так, удалось выяснить, что связки (изображенные на схеме 1) прикрепляются не к наружным оболочкам глаза, а к его внутреннему содержимому (схема 2), и что мышца не растягивает связки, а оттягивает их в сторону, как струны. Расчеты математиков из Самарского аэрокосмического университета показывают, что для этого нужны усилия, меньшие на один-два порядка. Получается, мышца не несет силовых нагрузок — она лишь перераспределяет жидкость в глазу, чуть-чуть подтягивая связки. Работает подобно гидроусилителю руля в автомобиле.
— Сравнения у вас неожиданно макроскопические… А что дадут знания о глазном «гидроусилителе» практической медицине?
— Хотя они пока далеки от полномасштабного практического использования, операции и препараты разрабатывать уже можно. Только негде… Могу сообщить, что нашей областной клинической больнице обещана реконструкция поликлиники, которая давно уже не справляется с нагрузкой — максимум 40 тысяч посещений в год вместо необходимых по статистическим меркам 60 тысяч.
— Ирония как знак несбывшейся мечты?
— Нет, всего лишь здравый взгляд на ситуацию. Для научных исследований, которыми я сейчас занимаюсь с коллегами и учениками, нужен НИИ. Научные институты в стране закрываются, скукоживаются, а тут кто¬то вылезает из Самары и предлагает создать НИИ по изучению глаза… Смешно представить! Пока наши исследования далеки от коммерции, они интересны лишь узкому кругу коллег, которые способны увидеть, что в наших результатах 99 процентов новизны.
По этому поводу я с завистью вспоминаю «упакованные» по самую крышу западные клиники, где оборудование простаивает без загрузки серьезными исследованиями.
— Значит, вперед, на Запад? Вы готовы представить себя где¬нибудь в миланской или лондонской клинике? Как вы отнеслись бы к такому повороту судьбы доктора Золотарева?
— Я, безусловно, рассмотрю серьезное предложение. Но только там средства для исследований на дороге тоже не валяются, а если звезда с неба уже схвачена, начинается ее эксплуатация в коммерческих целях. Так что, рассмотрев предложения, вовсе не обязательно на них соглашаться.
— «И дым Отечества нам сладок и приятен»?.. Значит, и для амбициозного, вполне успешного ученого эти слова — не пустой звук?
— Для меня — не пустой звук «самарская офтальмологическая школа» или просто «школа академика Ерошевского». В медицинском сообществе и сейчас считаются со многими нашими достижениями.
С точки зрения новизны я бы выделил направление, которым занимаются профессор Владимир Малов, его сын Игорь и Елена Ерошевская, внучка академика. Наша клиника одной из первых в стране перешла к массовому использованию искусственных хрусталиков, и я расцениваю эту работу как технологический и организационный прорыв. В научном плане она интересна внедрением безразрезной методики удаления катаракты (через микропроколы с использованием модифицированных инструментов). Ее потенциал далеко не исчерпан: все преимущества проявятся с появлением более совершенных искусственных хрусталиков. Тем не менее, уже сейчас за рубежом интерес к ней велик — я сообщал о ней в 2005 году на ежегодном конгрессе офтальмохирургов в Милане, где провел мастер-класс, первым из российских коллег получив все разрешительные сертификаты и лицензии, необходимые для выполнения глазных операций за рубежом.
Вообще я назвал бы одним из принципов школы Ерошевского интерес к нестандартному мышлению хирурга, его способности пойти против общепринятых в науке представлений. Так было, когда Тихон Иванович Ерошевский, единственный из тогдашних мэтров, поддержал молодого ученого из Чебоксар Святослава Федорова, которого буквально заклевали старшие товарищи за его идею имплантации искусственного хрусталика. Нынешний пример — разработанный в нашей клинике метод эксимер-лазерной коррекции зрения MAGEK (Mytomycin-С Augmented Guarded External Kerateсtomy — защищенная контактной линзой поверхностная кератэктомия с применением митомицина). Все шли по пути разрезания и лазерной полировки роговицы глаза с целью изменить его оптику. А мы посчитали, что если в технологию интегрировать препарат митомицин на всех этапах операции, включая профилактику образования рубцов на поверхности роговицы, можно будет обойтись без ножа — одним только лазером, что, конечно, менее травматично (схема 3).
— А как оценивает MAGEK профессиональное сообщество?
— Признает эту методику как наиболее безопасную и эффективную на сегодняшний день — по сравнению с другими подходами она дает гораздо меньший процент осложнений и повторных операций (0,07 вместо 18 — 30). Я докладывал MAGEK на нескольких научных собраниях, в том числе на заседании Координационного совета международного общества рефракционной хирургии при Американской академии офтальмологии (International Society of Refractive Surgery of the American Academy of Ophthalmology — ISRS/AAO International Council). Это, пожалуй, самый авторитетный в мире форум офтальмологов с очень высокими требованиями к качеству подготовки докладов. В этом году я приглашен на очередное заседание в качестве эксперта.
Школа «доброго дедушки»
— Андрей Владимирович, ваш рассказ об эксимер-лазерной терапии звучит как поэма. Доклад профессора Золотарева в Орландо, мастер-класс в Италии… А обычный ячмень как нынче у нас лечат?
— Есть прекрасное народное средство — плюнуть в больной глаз.
— Ну и шутки у вас, профессор!
— А ничего смешного здесь нет: слюна содержит мощный антибиотик.
— После вашей научной речи, где сплошь и рядом «аберрация», «аккомодация» и разные другие термины, как¬то не ожидаешь услышать почти язык земского врача. Сразу вспоминаются медицинские рассказы Булгакова, Вересаева…
— А для меня это, наверное, язык не уездного доктора, а академика Тихона Ивановича Ерошевского, основателя нашей клиники. Филатов, Ерошевский — столпы отечественной офтальмологии. Я, правда, общался с Тихоном Ивановичем, когда мне было четыре-пять лет. Мама (Анна Золотарева — доктор-офтальмолог, бывший главный врач больницы — Авт.) брала меня с собой на работу, и я попадал на глаза «доброму дедушке», каким мне тогда представлялся академик. А потом к детским эмоциям добавились не только учеба по учебнику Ерошевского, но и чтение его статей, актовых лекций, полных мудрости и светлых чувств. Вот хотя бы такой эмоциональный всплеск: «Слепой всегда вызывает скорбь, тревогу. Щемящее чувство вины, если угодно. Ты, видящий мир во всем богатстве и великолепии его красок, и рядом он, заживо погребенный во мраке. Это же такая жалость! Так потрясает!».
— И вот спустя 30 лет после детских встреч с «добрым дедушкой» Тихоном Ивановичем вы стали руководителем клиники его имени. Медицинская школа Ерошевского была известна еще во времена СССР. «Новая русская революция» начала 1990−х хорошенько прошлась по научным центрам и школам, «выметая» наиболее перспективные кадры. Как самарской офтальмологии удалось выжить в лихорадке становления рынка в России, когда «наука» и «нищета» стали едва ли не синонимами?
— Научная школа создает и питательную среду для творчества, и насаждает гиперответственность к самому себе. Порой под градом критических стрел и камней, как у меня, например, когда я начал готовить свою докторскую. По видеозаписи в центре Станислава Федорова я освоил новый вид операции. Сделал их штук 30 — на мой тогдашний взгляд, эффектных, тонких, изысканных. Выступил с докладом у себя в клинике. И тут начали меня, как школяра, экзаменовать коллеги, особенно из морфологической группы, сложившейся еще во времена Тихона Ивановича. Было стыдно, но ответить мне было нечем. Стал основополагающие труды читать, чтобы понять, на чем построена операционная технология. В этом и есть, может, и жесткий, но впечатляющий эффект научной школы. Не будь ее, меня либо похвалили бы за молодую прыть, либо заклевали, чтоб не высовывался, но всерьез никто моими упражнениями интересоваться не стал бы. Не уверен, что и я продолжил бы их. А принадлежность к признанной научной школе, как говорили в старину, обязывает.
Научная школа всегда именная. Ее создает незаурядная личность — ученый, педагог, лидер, управленец в одном лице. Таким был Ерошевский. Пожалуй, наиболее сложный период случается при потере основателя. Так случилось, когда не стало Тихона Ивановича. Возможно, урегулировать трения, сбалансировать амбиции удалось, помня об известной сверхщепетильности академика в отношении к науке, работе, личным отношениям. Когда после института в клинику пришла Елена Ерошевская, внучка Тихона Ивановича, он отправлял ее домой ребенка воспитывать, считая, что с научными нагрузками хрупкому человечку не справиться. О дедушкиной протекции и речи не могло идти. Однако победило упорство внучки, и сейчас Елена Брониславовна — доктор медицинских наук, известный хирург-офтальмолог.
Пожалуй, жизнеспособность научной школы Ерошевского мне сложно объяснить некими умозаключениями, а вот десятки вроде бы мелких, незначительных примеров, мне кажется, иллюстрируют ее достаточно полно.
Хобби делать открытия
— При Ерошевском существовало разделение полномочий научного руководителя и администратора — главного врача. 40 лет спустя Андрей Золотарев работает иначе: после научной конференции в заокеанском Орландо вас ждут ржавые водопроводные трубы, очереди на операции больных с полисами обязательного медицинского страхования (ОМС), нестыковки с районными поликлиниками… Естественная участь главного врача авторитетной, но далеко не новой больницы. Ученому Золотареву нужны все эти хозяйственно-административные хлопоты?
— Пока я придерживаюсь принципа единоначалия. У нас не настолько развита культура дискуссий, уважения к чужому мнению, чтобы признавать авторитет двух-трех равноправных фигур. Мне кажется, многие наши ОАО с советами директоров и прочими атрибутами западной бизнес-культуры выглядят карикатурно, потому что все равно управляются авторитарно. Ну нет у нас технологии жизни в консенсусе! Возможно, я и сам к нему не готов в силу того, что родился здесь, в России. Ощутил я это, когда на коктейле после офтальмологического конгресса в Швейцарии я проходил по залу, где много людей, и буквально натыкался на каждого. Они будто спиной чувствуют и сами друг на друга не налетают, вовремя отступают, увертываются. Для меня это некая аллегория консенсуса в деловых и личных отношениях.
— А как же актуальное нынче разделение полномочий: главный врач отвечает за лечебный процесс, а есть еще генеральный директор, коммерческий… Вы какую должность предпочитаете?
— Я остаюсь во главе клиники. Сейчас подбираю себе заместителей — единомышленников по разным направлениям. Пока этот принцип незыблем.
— Какое же место занимает научная работа в общем раскладе ваших профессиональных обязанностей?
— На науку у меня остается не больше 20 процентов времени и энергии. Так что можно считать все, что с ней связано, моим хобби. Этакое профессиональное хобби. Звучит коряво, но суть моих отношений с наукой отражает.
Золотарев Андрей Владимирович родился в Куйбышеве (ныне Самара) в 1965 году. После окончания в 1988 году местного медицинского института работает в Самарской клинической офтальмологической больнице им. Т. И. Ерошевского. В 27 лет защитил кандидатскую диссертацию, в 33 года — докторскую. С 1999 года главный врач этой больницы. Андрей Золотарев — главный офтальмолог министерства здравоохранения Самарской области, профессор кафедры офтальмологии Самарского государственного медицинского университета, действительный член Американской академии офтальмологии.
ответить
2011-08-29 17:59 №9 Страга
Ну вот! Ещё одна теория... :(
ответить
2011-08-30 10:21 №10 maikl-jkl
ты что не понял что это уже не теория.читай ещё раз и повнимательнее!Это уже доказано.Остались одни лишь формальности.
ответить
2011-09-01 20:07 №15 одни лишь формальности
Осталось только накостылять очкопедам вкупе с этим
новоявленным эйзенштейном за краденные у Бога патенты на глазные протезы...

Золотарев уже 12 лет как "открывает"???

Ню-ню. :)

Холодно, дорогой мой, ХОЛОДНО.

...где-то ноль по Кельвину.

Тема микроворсинок не раскрыта. И вообще - треп не в ту степь.

Думайте лучче над Моделью. Она вполне завершена и совершенна.
ответить
2011-09-01 23:01 №16 вот, кстати - про кино
вполне логично и наглядно объясняется феномен "24 кадра"

но не количеством пальцев - зреть надо было в мышцы Иванова.

Плампривет золотарям от науки. И пусть трудятся дальше на Сизифовщине.
ответить
2011-08-30 11:01 №11 maikl-jkl
Открытие доктора Золотарева войдет в учебники
10.06.2006

Доклад профессора Золотарева, представленный на «Федоровских чтениях» в Москве, привлек внимание академика Нестерова, чей авторитет в области изучения и лечения глаукомы признан во всем мире.

В результате продолжительной беседы старейшина российской офтальмологии признал, что открытие Андрея Золотарева восполняет до сих пор существовавшие пробелы в теории возникновения глаукомы и развития возрастной дальнозоркости. А. Нестеров - автор известной каждому офтальмологу монографии «Глаукома», по которой до сих пор учатся специалисты. Ученый считает, что дальнейшие методики лечения глаукомы должны разрабатываться на научном фундаменте сделанного открытия. Он предложил Андрею Золотареву написать специальную главу для подготовленного к переизданию учебника.

Справка:

Аркадий Павлович Нестеров - крупнейший клиницист–офтальмолог и ученый. Академик РАМН, на протяжении многих лет возглавлял кафедру глазных болезней Российского государственного медицинского университета. Автор сотен научных трудов, исследований и изобретений, получивших мировое признание. Автор открытия («эффект Нестерова»). Основатель научного направления, которое легло в основу изучения глаукомы. Разработанная им классификация глауком широко используется не только в РФ, но и за рубежом.
ответить
2011-08-30 11:14 №12 maikl-jkl
Открытие российских офтальмологов получило признание мирового научного сообщества

22.03.2006 г.

Вчера на Ежегодном Конгрессе Американского общества катарактальных и рефракционных хирургов (ASCRS) в Сан-Франциско в присутствии более 5 тысяч ученых со всего мира российский профессор Андрей Золотарев (г. Самара) сделал доклад о своем научном открытии. Этот доклад, являющийся результатом 12-летних исследований, опровергает традиционные представления о строении глаза («Морфологические основы увеосклерального оттока»).
Благодаря открытию российского ученого очень скоро миллионы людей во всем мире смогут отказаться от очков. По отзывам профессионалов, оно имеет такое же значение в офтальмологии, как открытие нобелевского лауреата Жореса Алферова в развитии сотовой связи.
Конгресс ASCRS – самый масштабный и авторитетнейший профессиональный форум офтальмологов. В нем принимают участие ведущие микрохирургии со всех континентов (Р. Стегман, ЮАР, Р. Фуго, Италия, Х. Тахчиди, Россия). Сообщение российского коллеги воспринято ими с огромным интересом. Несмотря на недостаточное финансирование научных исследований, российские ученые по-прежнему задают тон мировой науке.
Контакты для получения дополнительной информации:
Главный врач больницы им. Ерошевского, проф. Андрей Владимирович Золотарев, . Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script
Ассоциация PR: (846) 277-84-84.
Последнее обновление ( 22.03.2006 г. )
ответить
2011-08-30 15:38 №13 Капеллиместари
Так-так! А между тем, время идет все дальше, с ним проходят тренировочки - слабенькие, очень слабенькие, но все же лучше, чем ничего. Учебный год у меня начался еще полмесяца назад, а за тем тренировочки теряются. Но наблюдаю, что в новых очках вижу все лучше и лучше!
Над монитором гордо висит таблица Сивцева, и она зовет меня заниматься!
ответить
Комментарий скрыт 1

написать комментарий